Category: фантастика

Douel's head

(no subject)

Всегда с интересом читаю в ленте объявления о сдаче и съёме жилья, с интересом наблюдателя за параллельными мирами.


СДАМ
Студию площадью 13 кв. м в районе Южное Пупыркино, до метро добираться с обозом 100 км, очень комфортабельная квартира без мебели и окон, лифт и водопровод ещё не подключили, так как новостройка. Сдадим не курящим, не пьющим славянам-веганам без детей, животных, музыкальных инструментов и гостей. Желательно работающим вахтовым методом в Нарьян-Маре. Цена: 100 тыс. + КУ + залог в размере трёхмесячной оплаты.


СНИМУ
Трёхкомнатную квартиру в Москве рядом с метро за 5 тыс. руб., чтоб въехать можно было прям сегодня. Чтобы вся мебель и ремонт по высшему классу, конечно, ведь в халупу я не поеду. С адекватными хозяевами, которые не вспоминают про оплату по полгода, зато прибегают по первому требованию, если у меня перегорит лампочка. Пью, курю, ночами не сплю, леплю из глины, пишу маслом, играю на тубе, занимаюсь передержкой бездомных котиков (сейчас у меня их 17).


Как представители этих двух не пересекающихся множеств в итоге находят друг друга — загадка.

Douel's head

(no subject)

Жизнь уже не будет прежней. Оказывается, Патрисия Каас своим низким хрипловатым голосом все эти годы пела: «Он говорит о любви, как говорят о тачках». А я, соответственно, все эти годы не могла разобрать слов, и мне казалось, что там не parle, а part, то есть «он покидает любовь, как выходят из машины».

А я, когда это впервые услышала, была зелёная и думала: аааа, какой шикарный образ. И мне представлялся такой холёный аленделонистый мужчина в плаще или длинном пальто. В расстроенных чувствах, но с застывшей мимикой. И он этак стремительно выскакивает из элегантного чёрного авто, резко хлопает дверцей и закуривает.

Разумеется, ни разу в жизни мне самой не удавалось изящно выйти из машины. Всегда для этого скорее подходил глагол «вылезти». Чёрт его знает, почему, антропометрия у меня, что ли, какая-то для машин неподходящая. Вылезти, цепляясь рукавами за какие-то ручки, судорожно нашаривая сумки и свешивая вниз ногу, а она всё никак не достаёт до земли.

В межчеловеческих отношениях всё было ровно так же, никакого эффектного жеста. В духе дать домашний телефон страшненькому юноше в электричке, изначально понимая, что нееееет. А потом, сгорая со стыда, полгода просить родителей брать трубку и говорить: «Ой, вы знаете, а её нет дома!» Сплошной конфуз и нелепость. Всё равно как, возвращаясь к автомобильным метафорам, выходя из салона, забыть отцепить ремень безопасности или споткнуться об порожек и вылететь носом в сугроб.

Вообще, единственное, что, по большому счёту, меняется в человеке с годами: в 16 лет ещё кажешься себе персонажем, которого играют там Моника Беллуччи или тот же Ален Делон. А потом понимаешь, что нет, совсем не они, а Джульетта Мазина или Пьер Ришар. И это ещё в лучшем случае.
Douel's head

(no subject)

С одной стороны, видала я немало страшноватых обложек. С другой, у меня профдеформация и немножко стокгольмского синдрома, поэтому, когда я вижу, как кто-то вывешивает неплохую (на мой взгляд) обложку, а в комментах организуется парад диванных критиков, мне сразу хочется выхватить молот Тора и расфигачить таких комментаторов в лепёху. Или толкнуть прочувствованную речь: «Да если б вы, недостойные хулители, только знали кухню, представляли себе процесс многоступенчатого утверждения обложек «наверху», сталкивались с не всегда адекватными авторами, видели, как всё это делается (часто в последний момент, когда над несчастным дизайнером нависает ведущий редактор, над тем – главный, и над всеми ними – дедлайн), вы бы сразу оплакали горькую судьбину дизайнера и ведущего редактора и дальше бы уже стыдливо помалкивали». Но это лирика, конечно.)

Расскажу лучше любимую историю про обложки.
Как-то коллеги издавали книгу некой возрастной маститой писательницы. Согласовали с ней обложку. Но потом, перед самой отправкой в типографию, что-то у них там ёкнуло и решили на всякий случай перестраховаться и отослать ей обложку ещё раз. Ну всё-таки не самый простой автор, лучше перебдеть и лишний раз дождаться одобрямса.

Дама пишет в ответ: «Нет. Этого я не одобряла. Вообще вижу обложку в первый раз, мне она не нравится. Пусть лучше ваш дизайнер быстренько найдёт в фотобанке готовую фотографию: чтобы там Петербург, старый многоэтажный дом. И чтобы на последнем этаже в окне – человек повесившийся».

Douel's head

(no subject)

Была бы я писателем и неленивым человеком, написала бы рассказ про свитер мертвеца.

У Никиты был товарищ и коллега, виолончелист Володя Белов. Они даже были похожи внешне, оба высокие лохматые брюнеты с выразительными носами, их часто путали. Чуть больше десяти лет назад они оказались в одной компании на даче, резко похолодало, а Никита был в футболке и никакой тёплой одежды при себе не имел. Володя одолжил ему свой свитер, мол, согреешься, доберёшься до дома, а потом как-нибудь отдашь.

Отдать так и не получилось, всё никак им двоим и свитеру не удавалось состыковаться в одном и том же месте. А потом постепенно уже и вопрос возвращения отпал, да и свитер был весьма не новый: серый, сильно растянутый, крупной вязки. А года три назад Володя погиб. На выездном фестивале купался в Оке и утонул. Ему было 38.

Я искренне считала, что при переезде выбросила тот свитер вместе с другими излишками старых вещей. Но внезапно он нашёлся при ремонте. Никита его где-то там раскопал и надел. А на следующий день выяснилось, что умер ещё один его друг. Во сне, от инфаркта, 38 лет.

Отличный сюжет для рассказа: человек находит вещь, принадлежавшую когда-то его погибшему товарищу, начинает её носить — и с ним начинает твориться всякая мистическая фигня.
Но свитер мы на всякий случай убрали подальше, а то мало ли.

Hagu

Хроники выживших

В автобусе едут мама с мальчиком лет семи.
Мама:
— Ой, а мы же кофе забыли купить! Надо сейчас в магазин заскочить.
Сын:
— Да ну-у, может, не пойдём?
Мама:
— Ты что, как без него вставать-то? Юля вон вообще в четыре утра на работу встаёт. Нет, без кофе мы не выживем!
Сын, с гордостью:
— А если весь кофе исчезнет, я тогда буду единственный на свете выживший! — Подумав, добавляет: — Ну и ещё кот.
mazina

(no subject)

Похоже, пора завязывать разгуливать с мрачным выражением лица. А то недавно сотрудник метрополитена отказывался подпускать меня к турникетам, пока не улыбнусь.

А сегодня на улице остановил пожилой джентльмен в тельняшке и сильно подшофе, бывший афганец. Тоже требовал улыбнуться, долго гладил меня по голове, приговаривая, что всё будет хорошо.
А потом подарил две вяленых воблы
Douel's head

(no subject)

Как-то мы во вконтактовской ленте наткнулись на ролик про некоего экстрасенса и колдуна вуду российского разлива.

Это был эксцентричный полноватый дядечка средних лет. В фиолетовом халате, такой же шапочке и густо обвешанный связками бус. Он рассказывал, как ездил на стажировку в Африку и обучался там искусству магии непосредственно у потомственных бенинских колдунов, благодаря чему приобрёл колдунские способности восьмидесятого уровня, не меньше, а то и сотого. Далее он демонстрировал эти свои способности, завывал, скакал с бубном, производил другие странные телодвижения. Выкрикивал чудесные речёвки в стиле: «кто со мной дружит, тот в жизни не тужит, а кто будет мне поганить, я буду жопу вам румянить!»

В целом всё это здорово напоминало показательный вечер творчества пациентов Кащенко или там Скворцова-Степанова.

А потом показали его жену. Это была стройная крашеная брюнетка в чём-то облегающе-леопардовом, при когтистом маникюре и ярком макияже, которая органично смотрелась бы за стойкой косметического салона или на пассажирском сиденье мотоцикла. Но тут она стояла рядом с мужем (халат-бусы-бубен) и вдохновенно рассказывала, какой он великий колдун и как она помогает ему проводить обряды, приворот, порча, обмен тонкими и толстыми энергиями, все дела.

И я подумала, до чего же это загадочная и могучая штука — любовь.
walking over water

(no subject)

В Москве я любила музей Востока. А больше всего из тамошних экспонатов меня завораживал слон, старинная статуя. Из Японии, кажется, или ещё из какой страны, где слонов отродясь не видывали, но куда изредка заезжали те, кто видел, и делились впечатлениями. Ну примерно: «Был в Индии, и там тако-ое! Огромное! Ноги — во, уши — во и носяра такой до полу висит и болтается!» И кто-то из скульпторов вдохновился и по этим рассказам изготовил статую. Вроде и слон, но если присмотреться, то и хвост не слоновий, и лапы как у льва, с подушечками, и уши тряпочками задрапировались. И улыбается, и зубы внутри этой улыбки человечьи.

Слон долго был для меня метафорой. В минуты, когда хочется себя жалеть и ощущать романтическим героем, мол, я один против всего света и не такой, как все, я всегда представляла себя этим слоном. Ну вроде я нормальный человек, а внутри — странный слон. Потом, со временем я догадалась, что я не одна такая, а все время от времени так себя чувствуют, странно и не к месту. И все немножко такие слоны, но можно этому улыбаться. Слон же улыбается)


mazina

Из жизни проповедников

"Амедиатека" прислала спам: смотрите у нас, пишут, сериал "Проповедник". Полезла смотреть, что же это за сериал такой. Описание как-то не слишком впечатлило: некий проповедник из Техаса со своей бывшей и ирландским вампиром ищут Бога. Тьфу, эка невидаль.

Зато вспомнила историю, как Никита напал на старушек-сектанток. Идёт он в магазин, а навстречу две пожилые дамы:
— Давайте, — говорят, — мы вам расскажем про Господа нашего Иисуса.
— А давайте я вам сам про него расскажу! — парировал муж.
Старушки согласились. Но ведь чтобы говорить о Новом Завете, следует начать с Ветхого. Когда Никита дошел до Септуагинты и раввина Акивы, бабушки заподозрили, что, может быть, согласились они несколько опрометчиво.
— Это всё, конечно, очень интересно, — прервала монолог одна, — но что вы сами думаете по этому вопросу? Если коротко?
— Если коротко, то я думаю, что Иисус был клёвый пацан, и вбивать ему гвозди в руки-ноги уж точно не стоило.
Бабушки набычились:
— Иисус был не пацан!
— Ну если вам даже Иисус не пацан, то я уж и не знаю, о чём тогда с вами разговаривать. — И удалился.

Так что учитесь, граждане американские сценаристы. (Хотя идея про вампира-алкоголика мне понравилась.)

mazina

Неловкие моменты

На заре своей редакторской деятельности я в частном порядке правила текст одного московского писателя. Потом мы с ним встретились, чтобы снять правки. А я там в одном месте заметила, что герои пьют чай, а на столе при этом стоит кофейник, и никак это разночтение не объяснено. Автор долго смеялся: «Вот спасибо, что поправили, а то прямо облажался в вечность».
Видимо, у всех время от времени случаются такие облажания, если не в вечность, то хотя бы в сиюминутность. Они же неловкие моменты.

Я обычно вспоминаю день похорон Никитиной бабушки. Отпевание проходило в прибольничном морге, причём почему-то оптом, стоят сразу пять гробов со старушками, толпа родственников, и один священник всех одновременно отпевает. И тут в самый неподходящий момент мой мобильник громогласно начинает исполнять «Союз нерушимый республик свободных». Я опрометью вылетела, думала, батюшка и родственники чужих бабушек меня прямо там и растерзают. Жутко неудобно было.

Слегка извиняет только то, что это был папин телефон, выданный мне для связи с родителями. И папин же рингтон. И я ждала важного звонка. Телефон был глючный, и я не успела разобраться, как там отключается звук. Зато с тех пор это первая функция, которую я стараюсь освоить в каждом попавшем мне в руки телефоне.

А у вас какие неловкие ситуации бывали?