Category: путешествия

Douel's head

"Мёртвые души" (Театр им. Ленсовета, реж. Р. Кочержевский)

Я надеюсь, режиссёру Роману Кочержевскому дадут какую-нибудь премию за эту постановку «Мёртвых душ». Он заслужил. Это по-бутусовски красиво, но без бутусовской же избыточности.

Постановка не классическая костюмная, это безусловно авангард, но авангард вполне человечный и доступный. Не дословно по тексту «поэмы», а отдельными сценами.


Это размышления о смерти, путешествие в загробный мир.

Чичиков тут то ли Орфей во владениях Аида (кстати, есть и другие отсылочки к греческой мифологии — в сцене, когда Коробочка вдруг из старухи преображается в роскошную фамм фаталь с бокалом колдовского напитка, чем не Цирцея, а Чичиков в своём странствии чем не Одиссей). То ли герой «Божественной комедии». Ведь помещики все совершенно определённо мертвы и живут каждый в каком-то своём круге ада.

А местами действо напоминает компьютерную игру. Фёдор Пшеничный, актёр, исполняющий роль Чичикова, юн, возможно, поэтому возникают ассоциации с ходилкой-бродилкой по посмертью, где Коробочка, Ноздрёв, Плюшкин и остальные — игровые боссы, которых нужно победить, чтобы перейти к следующей миссии.

Всё решено ещё и очень кинематографично, декорации, костюмы, пластика в разных сценах отсылают к разным киножанрам и режиссёрским манерам. Визит к Маниловым — что-то похожее на комедии Гайдая. Собакевичи — какое-то европейское кино 60-х, Бунюэль, что ли. Плюшкин — американский маньячный хоррор а-ля «Поворот не туда» или «Техасская резня бензопилой».

Бесплотное и бесплодное путешествие Чичикова по миру мёртвых завершается эффектной финальной сценой, где Павел Иванович держит в руках вожжи, очевидно, пытается править той самой тройкой-Русью. И все персонажи качают головами. Мол, дай ответ, куда несёшься ты. Не даёт ответа.

Я, очевидно, буду ещё долго думать над увиденным. И обязательно схожу в следующем сезоне ещё раз. Однозначно рекомендую, это едва ли не лучшее, что я видела за этот сезон.

P. S. Прекрасные Коробочка (Анна Ковальчук), Плюшкин (Сергей Мигицко), Ноздрёв (Сергей Перегудов). Но и остальные тоже хороши.

Douel's head

Путеводитель по оркестру

А мы тем временем готовим к печати замечательную, полезную и очень весёлую книгу Владимира Зисмана zis_man "Путеводитель по оркестру и его задворкам", в которой рассказано, как устроен оркестр, какие в него входят инструменты и музыканты, а также между делом приводится обширная коллекция всевозможных баек из мира музыки.
И всё, что там рассказано, — чистая правда.) Специально цитирую и привожу доказательства:

"Безусловно, времена, когда контрабасисты все как один были похожи на дядюшку Фестера из «Семейки Аддамс», ушли в прошлое. Теперь контрабасисты — это рослые красавцы с интеллектуальным и одухотворённым выражением лица (да они и сами с удовольствием это подтвердят)".

Автор прав — всё так и есть.
Дядюшка Фестер:
4.49 КБ

Современный контрабасист — Никита Епифанов, мой муж))
57.68 КБ
bird-hair

Индейская национальная изба

Есть две новости «на похвастаться».
1) Зарегились на «Бегущий город», точнее «День в городе», 22 мая, в категории «Бег-Лайт». Опять будем играть в сурового сержанта и рядового Кучу:)

2) Совсем скоро мы станем счастливыми владельцами индейской национальной избы фигвама, то есть типи.

Collapse ) 

Надеюсь, будем жить на Радуге в собственной типухе вместо палатки!
bird-hair

Про писателя Эспедаля и его бродячие мудрости

Участвовала в интервью с норвежским писателем Томасом Эспедалем, автором книги "Идём", мастером пера и большим любителем долгих путешествий пешком. Этот замечательный норвег оказался простым, весёлым, умным и не лезущим в карман за словом товарищем. Даже книжку захотелось перечитать ещё разок, хоть я и навозилась с ней во время редактирования:) Вот кусочки из разговора:

На вопрос, как он стал писателем: «Я с самой юности решил, что никогда не буду работать. Мои отец и дед всю жизнь трудились на заводе, и от меня, естественно, ожидали, что я пойду по их стопам. Но я подумал: хватит, наше семейство уже поработало достаточно. Я ничего не знал о будущем, но твёрдо знал одно: работать я не хочу».  :)

«Москва — очень большой и шумный город. Столько людей на один квадратный метр! Я бы здесь, наверное, за три месяца сошёл с ума. Думаю, москвичам приходится каждому создавать для себя город внутри города и жить в нём».

«Чтобы составить представление о жителях какого-то города, мало провести в нём пару дней. Любое первое впечатление будет поверхностным. Приезжаете вы в чужую страну, приходите в первый попавшийся ресторан, там вам долго несут заказ — вы думаете: «Ага! Здесь плохо обслуживают». Вы случайно попадаете в курящий зал и заключаете: «О! Да здесь все курят, а у нас нет». Но эти скоропалительные выводы не стоят ни гроша и не говорят ровно ни о чём».

«Я пишу свои книги от руки, в тетрадях. Они всегда со мной. (Показывает чёрную тетрадь с приятной кремовой бумагой.) А потом редактирую и перепечатываю на старой машинке. Компьютером я вообще не пользуюсь — он отнимает слишком много времени, которые можно было бы потратить на прогулки».

«Я много переезжаю, и каждый раз расставляю мебель в своей комнате одинаково. Даже в гостиницах. (Показывает нарисованную в тетради схему комнаты.) Чтобы не пришлось заново привыкать».

«Путешествие пешком избавляет человека от излишней самоуверенности. В своём городе, недалеко от дома, он нагл, он не сомневается, он прекрасно осведомлён, что ждёт его за поворотом. Чем больше он удаляется от привычных мест, тем меньше он знает о будущем, ему нужно где-то раздобыть денег, еды и место для ночлега. Это сбивает спесь и делает человека скромным и благодарным».

«Самое сложное в долгом пешем путешествии — это в него отправиться. Отодвинуть в сторону работу, комфорт или бытовые проблемы и однажды в пятницу, солнечным утром, открыть дверь и выйти из дома». 
Douel's head

Мои детские велосипеды

В детстве я долго мечтала о двухколёсном велосипеде. И мне его купили,  когда мне было 9. Назывался он «Эрелюкас», был красно-оранжевым, как пожарная машина, и при езде оглушительно дребезжал звонком.

 

Кататься меня обучал папа. Если навык просто ехать я приобрела довольно быстро, то со стартами и остановками было сложнее. Поначалу папа помогал мне залезть на сей чудовищный агрегат (велик был тяжелее меня, и ноги мои не доставали до земли), потом я ехала, а папа бежал и держал велик за седло для подстраховки, а папа потом помогал мне слезть.

 

Однажды бегать ему надоело, и он меня отпустил. Кататься я училась на стадионе, где в тот момент гоняли мяч футболисты-любители. Меня, естественно, сразу вынесло на игровое поле, я ехала, вытаращив глаза, и дико орала: «Уйдите все! Щас кого-нибудь задавлю!» Потом футболисты и папа меня поймали и отлепили от руля, в который я вцепилась как утопающий — за обломки корабля.

 

Collapse )
Douel's head

10 моих странностей

Вирус флэш-моба подхвачен от dariel.

Самым сложным оказалось отделить странности от нестранностей… Вот что получилось:

 

1. Часы. Не могу жить без электронных наручных часов. Не представляю, как люди без них обходятся. Они со мной всегда и везде. Правда, недавно всё-таки научилась снимать их на ночь:)

 

2. No photo. Ненавижу фотографироваться. Нет, не потому что фотоаппарат, мол, потихоньку крадет у человека душу и бла-бла-бла. Никаких предрассудков. Просто то, что получается, меня категорически не устраивает — из-за удивительного несходства с оригиналом. А по фотке в паспорте меня вообще никто не узнает. А еще я не терплю фото в стиле: «Это я у Эйфелевой башни. А это я у Биг-Бена». Никогда не фотографируюсь на фоне достопримечательностей.

 

Collapse )