Category: происшествия

Douel's head

"Мёртвые души" (Театр им. Ленсовета, реж. Р. Кочержевский)

Я надеюсь, режиссёру Роману Кочержевскому дадут какую-нибудь премию за эту постановку «Мёртвых душ». Он заслужил. Это по-бутусовски красиво, но без бутусовской же избыточности.

Постановка не классическая костюмная, это безусловно авангард, но авангард вполне человечный и доступный. Не дословно по тексту «поэмы», а отдельными сценами.


Это размышления о смерти, путешествие в загробный мир.

Чичиков тут то ли Орфей во владениях Аида (кстати, есть и другие отсылочки к греческой мифологии — в сцене, когда Коробочка вдруг из старухи преображается в роскошную фамм фаталь с бокалом колдовского напитка, чем не Цирцея, а Чичиков в своём странствии чем не Одиссей). То ли герой «Божественной комедии». Ведь помещики все совершенно определённо мертвы и живут каждый в каком-то своём круге ада.

А местами действо напоминает компьютерную игру. Фёдор Пшеничный, актёр, исполняющий роль Чичикова, юн, возможно, поэтому возникают ассоциации с ходилкой-бродилкой по посмертью, где Коробочка, Ноздрёв, Плюшкин и остальные — игровые боссы, которых нужно победить, чтобы перейти к следующей миссии.

Всё решено ещё и очень кинематографично, декорации, костюмы, пластика в разных сценах отсылают к разным киножанрам и режиссёрским манерам. Визит к Маниловым — что-то похожее на комедии Гайдая. Собакевичи — какое-то европейское кино 60-х, Бунюэль, что ли. Плюшкин — американский маньячный хоррор а-ля «Поворот не туда» или «Техасская резня бензопилой».

Бесплотное и бесплодное путешествие Чичикова по миру мёртвых завершается эффектной финальной сценой, где Павел Иванович держит в руках вожжи, очевидно, пытается править той самой тройкой-Русью. И все персонажи качают головами. Мол, дай ответ, куда несёшься ты. Не даёт ответа.

Я, очевидно, буду ещё долго думать над увиденным. И обязательно схожу в следующем сезоне ещё раз. Однозначно рекомендую, это едва ли не лучшее, что я видела за этот сезон.

P. S. Прекрасные Коробочка (Анна Ковальчук), Плюшкин (Сергей Мигицко), Ноздрёв (Сергей Перегудов). Но и остальные тоже хороши.

walking over water

"Смерть коммивояжёра", реж. О. Ерёмин (театр Ленсовета)

«Душой я бешено устал!
Точно тайный горб
На груди таскаю.
И тоска такая!
Будто что-то случилось или случится…»

Это не про меня (ну, не совсем и не только про меня), а про героя новой постановке в театре «Ленсовета» «Смерть коммивояжёра» по пьесе Артура Миллера. Спектакль спорный, но не отпускает и на следующий день — а это главное. Вообще-то вроде как главный пафос пьесы в том, что если всё в семье построено на вранье, то рано или поздно с виду крепкий семейный домик разваливается. Но для меня сейчас ярче прозвучала другая тема спектакля — социальный протест маленького человека против рабочей мясорубки. Уж сколько раз твердили миру, что не стоит класть всю жизнь, все силы на алтарь работы и верить, что когда-нибудь тебе за это воздастся, но людям всё не впрок. Верят, а потом удивляются, когда их размалывает, пережёвывает и выплёвывает на обочину — большая фирма движется вперёд, ей не до винтиков. Я, впрочем, и сама отчасти так же работаю, потому что, пока тебя жуют, успеваешь получать удовольствие от процесса и всяких нематериальных бонусов:)

А ещё очень весело смотреть, как реагируют чопорные возрастные дамы в вечерних платьях на не-классические театральные решения: «О боже! Они курят на сцене! Какой кошмар. И мусор какой-то раскидали, фууу!»:)
walking over water

"Вы слышали? Эмиль Золя угорел. Выключайте конфорки" (с)

Как там было в песне у Пугачёвой: «Когда-нибудь я стану лучше и мудрее, чем теперь». Так вот, когда я стану лучше и мудрее, может быть (я надеюсь), меня наконец перестанет интересовать, кто от чего умер. Особенно совершенно посторонние люди. Какой-то постыдный, неловкий интерес. Ну какая мне, в сущности, разница, от какой болезни скончалась та или иная знаменитость. «Что он Гекубе?» Но нет же, увидев в ленте новостей некролог, не успокоюсь, пока не отыщу глазами причину смерти. Или даже гуглить приходится, если в некрологе об этом туманно.

Конечно же, я не одинока в этом.

— Слышали, актёр Такойто умер?

— Ой, а что случилось-то?

— Рак.

— Да-а, надо же, а ведь нестарый ещё был мужик…

Но всё же разделённость жгучего любопытства к чужой смерти этого самого любопытства не оправдывает… Чувство неправильности остаётся. И интересно, и стыдненько.


Douel's head

Бабушка, с днем рождения, если ты меня там слышишь...

24 февраля моей бабушке Люсе исполнилось бы 85… Наверное, самая светлая и добрая душа, какую я знала. У нее был миллион житейских историй…

— Люся, выходите за меня замуж! — жарко шептали из темноты.
Люся (56 лет) проснулась и, ничего не соображая, включила ночник. Она уже и забыла, что в ее комнате ночевал старый друг Саша Сизов (58 лет), приехавший погостить из какого-то далекого города с авоськой апельсинов и бутылкой кубинского рома.
И вот, этот самый Саша, вскочил среди ночи с раскладушки и бухнулся в майке и в трусах перед бабушкиной кроватью на колени.
— Саша, ты чего?! — изумилась бабушка. — Что за глупости? Ну-ка вставай!
— Нет, Люся, ты что, не слышала?! Я предлагаю тебе руку и сердце! Выходи за меня, поедем ко мне, я буду тебя любить! Валя не хочет за меня выходить, я ей много раз предлагал — так, может, хоть ты…

Необходимое пояснение: Сизов не один десяток лет был влюблен в бабушкину старшую сестру Валю. Но у Вали была семья, дети, (а потом и внуки), прекрасная квартира, жизнь — полная чаша. И она всякий раз насмешливо отвергала его признания. А бабушка много лет назад развелась, сын вырос и женился, — чем не невеста, в конце концов. Не чужая ведь, а сестра любимой женщины… И смех, и слезы. Бабушка еле его тогда обратно спать утолкала. А через несколько лет он написал бабушке, что женился. Фотографию жены прислал — тётенька лет 65, в концертном платье, пела в хоре местного дома культуры…

Collapse )

Douel's head

«Труп невесты», или Виктор, выпей йаду (Corpse Bride, реж. Тим Бертон)

Туберкулезного вида юноша по имени Виктор никак не может определиться, кто же ему милее: анемичная (зато живая) девушка Виктория или колоритная (но мертвая и не целиком сохранившаяся) красотка Эмили. В ходе своих приключений Виктор попадает на тот свет, где, пардон за каламбур, жизнь бьет ключом и вообще почему-то гораздо веселее и приятнее, чем в мире живых. Однако в финале этот нездоровый любовный треугольник наконец разбивается, мертвые остаются с мертвыми, а живые, соответственно, — с живыми. Хэппи-энд.

Тим Бёртон в своем репертуаре, снял очередной макабрический шедевр:) А чего еще ждать от создателя первых двух «Бетмэнов», «Сонной лощины» и «Эдварда руки-ножницы»? Думаю, все поклонники его творчества (к числу которых принадлежу и я), остались довольны.
В кинозале собрался интересный зрительский контингент. Чуть ли не половину составили готы. Что, впрочем, неудивительно — всё, что так или иначе связано со смертью, для них must see.:) И действительно, мультик вполне “готичный”:)
Резюме: очень качественный мульт, по-хорошему трогательный (в отличие от диснеевских соплей) и смешной.

P.S. Внешний вид персонажей, кстати, весьма напоминает работы английского художника Дэвида Робертса. Его иллюстрации можно увидеть в трилогии «Беспросветный тупик» Филиппа Арды (изд-во «Росмэн») и на обложке книги «Милые крошки» Сэма Ллевеллина (изд-во «Эгмонт»).