Douel's head

Подаю признаки жизни)

Друзья, спасибо всем, кто беспокоится и спрашивает в личку, как у меня дела. У меня всё в порядке, просто перестала сюда писать, потому что этот блог в ЖЖ как-то себя исчерпал (во всяком случае для меня).

Зато я есть в Фейсбуке: https://www.facebook.com/irina.epifanova.5209

А мои заметочки о театре переехали в буквально вчера созданный телеграм-канал "Я в искусстве и оно во мне": https://t.me/yaviskusstve

Если вы бываете в ФБ и читаете Телеграм, добавляйтесь!)
Douel's head

(no subject)

Думала вчера, почему я в 15 лет так бешено полюбила фэнтези. Спойлер, после которого можно, в принципе, дальше и не читать: за эскапистскую его функцию.

На пятнадцатилетие папа подарил мне «Хроники Амбера» Желязны. Это был 92-й год, только-только у нас всё это стали массово переводить и издавать. За последующую пару-тройку лет я проглотила уйму книг в этом жанре, до каких только смогла добраться. Желязны, Ле Гуин, цикл Курц про Дерини, «Дюна», Андрэ Нортон, Толкиен и т. д. Просто как пылесос всасывала.

А что происходило снаружи в это время? Через полгода после моего пятнадцатилетия тяжело заболел папа, операция и инвалидность. С работы, где он был замдиректора, его быстренько уволили, зажав деньги за несколько месяцев. И мы вчетвером (папа, мама, я и моя пятилетняя сестра) долго ещё жили на мамину инженерскую зарплату.

У бабушки на фоне этих стрессов тоже резко посыпалось здоровье. За полтора года инфаркт и два инсульта. В неврологическом отделении балашихинской больницы ухода тогда за пациентами никакого не предусматривалось. Просто в каждой палате было вдвое больше коек, чем пациентов. Запасные койки — для родственников, чтобы кормили своих и ухаживали.

И вот я тогда в свои пятнадцать насмотрелась и на онкоцентр, где лежал папа, и на неврологию. По ночам с бабушкой оставались родители, а днём часто и я дежурила, как раз первый бабушкин инсульт был летом, а у меня каникулы.

И кормила с ложечки, и утку выносила, и на умирающих старушек, соседок по палате, насмотрелась. И на тридцатилетнюю женщину с рассеянным склерозом, которая из больницы, тщательно накрасившись, бегала на работу. И на 19-летнюю девчонку из провинции, которая вышла замуж за москвича, а через три дня после свадьбы у неё ночью начались судороги. И начинались каждый день раз по пять. Врачи собирались перевезти её в московскую больницу, подозревали опухоль мозга. А пока мы со свекровью (на лице у которой явственно читалось «бедный мой сынок, мало того что вместо городской образованной барышни подцепил какую-то малолетнюю лахудру из глубинки, так она ещё и дефектная!», но она, впрочем, всё равно ухаживала) держали её во время припадков, прижимали к кровати, чтобы не упала.

А рядом с больницей, в приусадебном парке, были самозахваченные огороды. И мы с мамой и папой сажали там картошку, потому что денег на еду не очень хватало. Грабли и лопаты там и хранили, в неврологии, под бабушкиной кроватью, чтобы домой пару километров не тащить.

Папе после болезни и младшей сестре нужны были молочные продукты, самое дешёвое молоко было в магазине на другом конце города. И хлебозавод с самым свежим хлебом там же. Чтобы купить, нужно было отстоять полчаса в очереди.

И каждую свободную минуту я читала.

Нет, я не плачусь, что, дескать, юность трудная была. Если вспомнить военное поколение детей-подростков, на их долю вообще выпало такое, что и не сравнить. И 15-16 лет — это не пять, это уже вполне взрослый человек, который уже может и должен брать на себя ответственность. Да и пора уже было выныривать из своего уютного тепличного мирка. И я вынырнула — только для того, чтобы сразу занырнуть в мир магии, чудес и сильных, красивых, благородных людей.

Конечно, фэнтези. Ничего другого и быть не могло.
За это я его люблю и сейчас, в этих мирах удобно укрываться от бед. Это всегда спасало и спасает.

Douel's head

«Спасти камер-юнкера Пушкина» (театр «Суббота», реж. Т. Воронина)

Прекрасно закончила свой личный театральный сезон.
Вот я на днях писала в Фейсбуке «пффф» про комедии, и могло показаться, будто я не люблю смеховое начало как таковое. А я очень люблю. А не люблю я тупо развлекушные комедии, чтобы два часа поржать, а потом и не вспомнить, над чем ржал-то.

А вот «Спасти камер-юнкера Пушкина» — это то, что я люблю. Когда сначала ты час безостановочно ржёшь, потом полчаса думаешь, прикладывая жизненный опыт героя к своему. А последние пять минут плачешь.

Если выспренне и громко, то это история о роли искусства в жизни простого маленького человека.

Если чуть притушить, пафос... то главный герой пьесы, Миша Питунин с детства невзлюбил Пушкина. Прямо с детского сада, где почему-то ожидалось, что ты с пелёнок обязан любить наше всё. А он ещё и не знал, кто это, и честно ответил воспиталке, что не любит. Потом пионерское детство, школа, и тоже постоянно Миша сталкивался с Пушкиным, что и неудивительно, ведь школа носила имя поэта и в холле стоял памятник ему.

Потом техникум, где Миша учился на киномеханика. Дискотеки, где он обнаружил, что девушек легче кадрить при помощи стихов. Потом первая любовь, когда он произвёл впечатление на барышню, ляпнув, что вот бы вернуться в прошлое и как-нибудь спасти Пушкина от гибели.

Потом армия, 90-е, семья, попытки бизнеса (провальные), развод и одиночество. И всё это время где-то на фоне незримо присутствовал Пушкин. И мысли о том, что было бы, сложись всё по-другому, ведь достаточно было какого-нибудь пустяка — и дуэли бы не состоялось.

И, в общем-то, если так-то подумать, то вдруг понимаешь, что и твоя собственная жизнь не так уж сильно отличается от жизни поэта, так же полна случайностей, нелепа и невыразимо дорога.

Блестящая актёрская работа Владимира Шабельникова и остальных. Песня «Чёрная речка» «Серебряной свадьбы» в самом конце в исполнении труппы — просто на разрыв.

Рекомендую.

Douel's head

"Нос" (театр "Цехъ", реж. В. Бугаков)

Познакомилась с новым для себя театром «Цехъ». Расположен он на Чкаловском проспекте, видимо, натурально в бывшем цеху, не вдоль самого проспекта, а в глубине, во дворах. Меня, не успела я сама ещё найти здание театра, остановила на улице совсем юная барышня с вопросом, где тут театр «Цехъ» (я отдельно порадовалась, что имею вид человека, который может знать, как пройти в театр, а не как обычно: к метро, ближайшей аптеке или отделению полиции)).

Театр очень небольшой, камерный, труппа молодая и задорная. «Нос» у них получился очень правильный, гоголевский. Одно действие на 1 час 50 минут, без антракта, плотное фантасмагорическое полотно, полное интересных пластических решений, где бедный и смешной майор Ковалёв горячечно мечется по городу в поисках своего пропавшего носа и наталкивается на фигуры чиновников, приставов, докторов, одна другой гротескнее и страшнее, и никто не готов ему помочь. И всеми ими кукловодит гибкий, вертлявый, вездесущий Чёрт.

Отличный спектакль, рекомендую. И в свою очередь принимаю советы от тех, кто тоже бывал в «Цехе», что ещё у них стоит посмотреть.


Douel's head

"Мёртвые души" (Театр им. Ленсовета, реж. Р. Кочержевский)

Я надеюсь, режиссёру Роману Кочержевскому дадут какую-нибудь премию за эту постановку «Мёртвых душ». Он заслужил. Это по-бутусовски красиво, но без бутусовской же избыточности.

Постановка не классическая костюмная, это безусловно авангард, но авангард вполне человечный и доступный. Не дословно по тексту «поэмы», а отдельными сценами.


Это размышления о смерти, путешествие в загробный мир.

Чичиков тут то ли Орфей во владениях Аида (кстати, есть и другие отсылочки к греческой мифологии — в сцене, когда Коробочка вдруг из старухи преображается в роскошную фамм фаталь с бокалом колдовского напитка, чем не Цирцея, а Чичиков в своём странствии чем не Одиссей). То ли герой «Божественной комедии». Ведь помещики все совершенно определённо мертвы и живут каждый в каком-то своём круге ада.

А местами действо напоминает компьютерную игру. Фёдор Пшеничный, актёр, исполняющий роль Чичикова, юн, возможно, поэтому возникают ассоциации с ходилкой-бродилкой по посмертью, где Коробочка, Ноздрёв, Плюшкин и остальные — игровые боссы, которых нужно победить, чтобы перейти к следующей миссии.

Всё решено ещё и очень кинематографично, декорации, костюмы, пластика в разных сценах отсылают к разным киножанрам и режиссёрским манерам. Визит к Маниловым — что-то похожее на комедии Гайдая. Собакевичи — какое-то европейское кино 60-х, Бунюэль, что ли. Плюшкин — американский маньячный хоррор а-ля «Поворот не туда» или «Техасская резня бензопилой».

Бесплотное и бесплодное путешествие Чичикова по миру мёртвых завершается эффектной финальной сценой, где Павел Иванович держит в руках вожжи, очевидно, пытается править той самой тройкой-Русью. И все персонажи качают головами. Мол, дай ответ, куда несёшься ты. Не даёт ответа.

Я, очевидно, буду ещё долго думать над увиденным. И обязательно схожу в следующем сезоне ещё раз. Однозначно рекомендую, это едва ли не лучшее, что я видела за этот сезон.

P. S. Прекрасные Коробочка (Анна Ковальчук), Плюшкин (Сергей Мигицко), Ноздрёв (Сергей Перегудов). Но и остальные тоже хороши.

Douel's head

"Бумажный дом"

Обычно я равнодушна к фильмам про ограбления банков и всякого такого, вроде «Друзей Оушена» и «Как украсть миллион». Мне, видимо, ближе классические детективы, где не сразу понятно, кто преступник, ну и поступки и мотивации грабителей — они какие-то совсем уж для меня инопланетянские. Но история, рассказанная в испанском сериале «Бумажный дом», увлекла.

Гений преступного мира, скрывающийся под ником Профессор, задумал дерзкое ограбление монетного двора. Профессор — в некотором роде идеалист, гуманист и человек творческий, поэтому это не стандартное ограбление «бах-бах! все на пол, ты — быстро бабки из кассы в сумку кидай, и уходим!», а скорее «ничего воровать и никого убивать мы не будем, а захватим в заложники местных служащих и вместе с ними сами напечатаем себе денег!».

Collapse )



Минусы сериала: романтизация преступного мира, пожалуй. Ну и ещё скорее не минус, а национальная специфика: испанцы люди горячие, поэтому во время подготовки и в ходе ограбления они вовсю бухают, курят и трахаются, а в особенно патетические моменты ещё и поют и танцуют (но, в отличие от индийского кино, делают это нечасто, без перебора)).

Плюсы: - всего два сезона (в общей сложности 22 серии) и законченная история.

- Это просто очень динамичный, захватывающий и интересный сериал. После успеха на родине был закуплен «Нетфликсом», вошёл в топ-5 лучших неанглоязычных сериалов 2018 года.
- Дополнительный бонус лично для меня: там есть персонаж именно того типа, к какому я питаю слабость — красивый и обаятельный «плохой парень», который на поверку оказывается не таким уж и плохим и уж точно не одномерным.

Douel's head

(no subject)

Всегда с интересом читаю в ленте объявления о сдаче и съёме жилья, с интересом наблюдателя за параллельными мирами.


СДАМ
Студию площадью 13 кв. м в районе Южное Пупыркино, до метро добираться с обозом 100 км, очень комфортабельная квартира без мебели и окон, лифт и водопровод ещё не подключили, так как новостройка. Сдадим не курящим, не пьющим славянам-веганам без детей, животных, музыкальных инструментов и гостей. Желательно работающим вахтовым методом в Нарьян-Маре. Цена: 100 тыс. + КУ + залог в размере трёхмесячной оплаты.


СНИМУ
Трёхкомнатную квартиру в Москве рядом с метро за 5 тыс. руб., чтоб въехать можно было прям сегодня. Чтобы вся мебель и ремонт по высшему классу, конечно, ведь в халупу я не поеду. С адекватными хозяевами, которые не вспоминают про оплату по полгода, зато прибегают по первому требованию, если у меня перегорит лампочка. Пью, курю, ночами не сплю, леплю из глины, пишу маслом, играю на тубе, занимаюсь передержкой бездомных котиков (сейчас у меня их 17).


Как представители этих двух не пересекающихся множеств в итоге находят друг друга — загадка.

Douel's head

«Фантазии Фарятьева» («Приют комедианта», реж. Н. Лапина)

Вот опять пьеса одна, а поставить её можно совершенно о разном. «Фантазии Фарятьева» в Молодёжном театре на Фонтанке о невероятно добром чудаке, уникально добром: когда ему отказывает женщина, которую он боготворит, он старается повернуть ситуацию так, чтобы не ставить её в неловкое положение, не причинить боли ей, рассмешить её, перевести всё в шутку, хотя ему самому должно быть отчаянно больно.

В «Приюте комедианта» Фарятьев не добрый. Довольно заурядный, чуточку странноватый и одинокий человек, который реагирует сообразно ситуации: его обижают — он обижается, никаких чудес самопожертвования. Текст один, а сыграно очень по-разному. Этот спектакль, в принципе, вообще не о Фарятьеве. Он про «мы выбираем, нас выбирают, как это часто не совпадает». Да вообще никогда не совпадает. Все выбирают не тех, никто никого не слышит, все фатально одиноки под холодными звёздами, надежды нет. Вот про это.

Дама, сидевшая рядом, сказала, что весь спектакль держится на Андрее Шимко (в роли, собственно, Павлика Фарятьева). Но я не могу согласиться. При всём уважении к Шимко, этот спектакль делают женщины. Блестящая актёрская работа Ксении Плюсниной и Анастасии Грибовой.

P.S. Но если бы мне нужно было непременно посмотреть какую-то из этих двух постановок второй раз, я бы всё же выбрала Молодёжный театр. Про добрых оно интереснее.

Douel's head

"Макбет.Кино" (Театр Ленсовета, реж. Ю. Бутусов)

Когда идёшь смотреть классику, которую уже тыщи раз ставили на сцене и экранизировали, в самых разных трактовках, то думаешь, о чём это будет на этот раз.

«Макбет.Кино» я уже пыталась посмотреть в 2013 году, но тогда попала на самый первый премьерный показ. Увиденное показалось мне сырым и несыгранным, действо длилось около шести часов (сейчас сократили до пяти), и я ушла с половины. Но я же люблю то, что делает Юрий Бутусов, и обещала себе когда-нибудь сходить ещё раз. И вот сейчас всё сложилось как надо.

Бутусов поставил очень страшную сказку о любви.
Макбет и его жена здесь — по сути та же парочка из «Кто боится Вирджинии Вульф». Взрослые дяденька и тётенька, которые уже много лет и любят, и кошмарят друг друга, а все остальные для них — лишь статисты в шоу их жизни.

Убийства здесь происходят не из честолюбия и не ради власти. Макбет убивает, чтобы произвести впечатление на любимую женщину, доказать, что он... ну да, мужик с яйцами. Но он не справляется, не выдерживает психологической нагрузки (ну не рассчитал — именно потому, что видел в окружающих не настоящих людей, а статистов, а кровь на руках оказалась не бутафорская). Не выхиливает, как говорит Никита, это из музыкантского сленга. И тогда жена, как львица, чьего детёныша ранили, бросается вперёд, на его защиту. Но и она не справляется. И вот это реально жутко, потому что весь этот ужас они сотворили не чтобы чего-то достичь, получить извне, а друг для друга.

Понравился приём, когда после убийства Дункана, актёр, который играл его, Виталий Куликов, начинает играть Макбета в очередь с изначальным исполнителем этой роли, Иваном Бровиным. Убийца и жертва как бы срастаются в одно целое. Понравились поющие забойный рок ведьмы. Понравился конвульсивный дёрганый танец леди Макбет (Лаура Пицхелаури). Танец — максимально чуждый мне сценический язык, я никогда не хотела танцевать сама, и, в принципе, мне в большинстве случаев скучно на это смотреть, но тут получилось мощно. И здорово, наверное, что я посмотрела это именно сейчас, спустя 5,5 лет, когда Пицхелаури из девушки превратилась во взрослую женщину, и ей уже есть чем это сыграть.

Douel's head

"Метро" (Молодёжный театр на Фонтанке, реж. С. Спивак)

В вагоне метро поздно вечером едут самые разные люди: пожилая пара, двое солдатиков в увольнительной, молодая семья с ребёнком, муж-подкаблучник и жена-стерва, завязавший алкоголик, гей, негритянская пара и т. п. И вот в этот вагон вваливаются два подвыпивших отморозка и начинают приставать к пассажирам. Сначала докапываются до гея и сперва вроде как в шутку. Но постепенно шутки делаются всё жёстче, ставки всё выше, а игра всё страшнее.

Таков сюжет постановки «Метро» в Молодёжном театре на Фонтанке, переработка сценария американского фильма 1967 года «Инцидент, или Случай в метро». Изначально это была студенческая работа мастерской Семёна Спивака в СПбГАТИ, выпуск 2009 года.

Всё это щедро приправлено достоевщиной, конечно. Джо Ферроне (Сергей Яценюк), главный из двух упырей (другой скорее при нём на вторых ролях), уже давно для себя ответил на вопросы, мучившие Родиона Романыча. Он уверен, что право имеет. Людоедское право куражиться и изгаляться над теми, кто не может или не готов дать отпор.

И вот интересный феномен: в вагоне как минимум шестеро взрослых здоровых мужчин (плюс один немощный старик и один инвалид, слепой). Если бы они в какой-то момент скооперировались, то смогли бы навалять этим придуркам. Но нет. Все отводят глаза и прикрываются газеткой. Может, потому что каждый боится, что, если он первым встанет, остальные его не поддержат. Может, это вообще распространённая реакция — отстраниться, я за собой пару раз такое замечала в действительно страшных ситуациях, кажется, что ну нет, ну нет же, не может это всё происходить на самом деле, вдруг если сейчас прикрыть глаза, то всё как-нибудь само разрулится. А в итоге у всех пассажиров молчаливая ягнячья покорность и бессильное непротивление злу, которое оборачивается трагедией.

И ещё такая деталь: почему-то когда зло красиво и обаятельно (а Джо Ферроне красавчик), все до последнего надеются, что, может, оно не такое и зло. Ну должно же быть в обаятельном мерзавце что-то хорошее, ведь внешне он такой няша. А если поскрести как следует, где-нибудь там на донышке души? А! Ну? И сколько тётенек на таких няш и археологические работы в их душах годы жизни потратили.

Ну и, наконец, это прекрасный спектакль для нашего импровизированного кружка маленьких любителей катарсиса. Рядом сидела девушка примерно вдвое более юная, чем я, и тоже с мокрыми глазами.