смотритель маяка (melicenta77) wrote,
смотритель маяка
melicenta77

"Контрабас" (МХТ им. Чехова, реж. Г. Черепанов)

Порой я мизантропски думаю про некоторые пьесы, что не надо бы их вообще ставить в театре. Потому что, если поставить, придут же зрители. А зрителей никто на входе не тестирует на эмоциональную неглухоту и способность воспринять спектакль, пускают всех, кто денежки заплатил. Денежек, чтобы попасть на мхатовскую постановку Зюскинда «Контрабас», заплатить нужно было немало. В Москве, в родных стенах, билеты стоят от 300 от 5000 рублей, в СПб., в Александринке, куда спектакль привезли с гастролями, за вход требовали от 2500 до 17000.
Так вот, впервые я не могу сказать, хороший спектакль или нет, понравился ли он мне, потому что меня слишком отвлекала реакция публики.

Пьеса Зюскинда, что называется, о «маленьком человеке». Герой — контрабасист государственного оркестра. 35 лет, много пьёт, невротик, с речью, замусоренной канцеляритом. Нелепый. У него любовь-ненависть со своим инструментом, громоздким, самым неуклюжим и неудобным, который отчаянно мешает ему в личной жизни (ему кажется, что тот всегда третий в его отношениях с женщинами) и к которому он относится очень нежно (когда по дороге на концерт, зимой, ломается машина, он отдаёт контрабасу своё пальто, накрывает его, потому что деревянные инструменты чувствительны к холоду). Ему не везёт в любви. Он жалок. Но он и велик в своей преданности музыке. Он живёт внутри музыки. Поэтому-то с реальностью и бытом у него не очень клеится.

Так что же зал? Половина откровенно скучала, зевала, маялась и копалась в своих телефонах. Другая половина (главным образом партер с местами за 17 тыщ) пыталась получить удовольствие, ну как же, пришли на Хабенского, столько бабок «уплочено», надо же оттянуться по полной, прежде чем пройти в своих мехах к своим джипам. Они старательно находили в происходящем что-то весёлое. Герой говорит, что игра на контрабасе — тяжёлый физический труд, в зале смешки. Что без контрабаса не может обойтись ни один оркестр, даже без дирижёра обойтись проще — вообще гомерический хохот. Герой упоминает, что от струн на пальцах такие мозоли, что он этими пальцами вообще ничего не чувствует, что как-то обжёгся и понял это, только учуяв запах горелого мяса. Зрители смеются. И тут, если кто не в курсе, надо наконец упомянуть, что я жена контрабасиста, и всю вот эту повседневную жизнь с контрабасом наблюдаю девять лет. И почти весь спектакль я плакала оттого, что люди могут смеяться над такими вещами.

Tags: +, самораскопки, спазмы рефлексии, театр, фрик-шоу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments