смотритель маяка (melicenta77) wrote,
смотритель маяка
melicenta77

Продолжаю постепенно отчитываться о прочитанных мемуарах и биографиях

Василий Аксёнов «Таинственная страсть»
Подзаголовок гласит «Роман о шестидесятниках». Романом это, конечно, можно назвать весьма условно. Структура почти не нащупывается, хронология рваная, все герои — реальные лица. Мемуары в чистом виде. Кодовые имена, под которыми скрываются те самые реальные лица, знаменитые поэты, художники, актёры, довольно прозрачны: сам Василий Аксёнов — Ваксон, Евгений Евтушенко — Ян Тушинский, Владимир Высоцкий — Влад Вертикалов, Роберт Рождественский — Роберт Эр и т. п. Для тех, кто хочет знать, как жила и чем дышала богема 60-х — самое оно. Хрущёвские гонения на художников и писателей-авангардистов, реакция деятелей искусства на пражскую весну, смерть Высоцкого и просто быт, творчество, браки и адюльтеры — всё те события, очевидцем и участником которых был автор, он задался целью описать. Естественно, с оценками и пристрастно, как живой человек. Если вкратце, то выглядит это примерно так: «Вот Рождественский был мужик хороший, хотя бухал и изменял жене. А Евтушенко — карьерист и довольно скользкий тип, хотя и не без благородных душевных порывов, и тоже бухал и изменял жёнам. Высоцкий — был парень от сохи и запойный алкоголик, но, сука, талантливый, тоже, конечно, бухал и изменял жёнам. Да и сам я, собственно…» Только написано хорошим литературным языком. Для читателей, у которых аллергия на мат: он там есть. Что несколько напрягло меня, так это обилие сексуальных сцен. Наверное, Василию Павловичу и его супруге приятно было представлять на склоне лет, что несколько десятилетий назад эта самая супруга была главной фамм фаталь окололитературной тусовки и буквально все её хотели и добивались, однако ж досталась она именно ему и доставалась каждый день по пять-десять раз. Но читать многостраничные описания в подробностях, как именно доставалась, не слишком интересно. В остальном же очень любопытно как памятник эпохи.

Дженнифер Уорф «Вызовите акушерку»
В предисловии автор пишет, что её коллега как-то посетовала: мол, жаль, что никто не сделал для акушерского дела того, что Хэрриот сделал для ветеринарии. Дженнифер Уорф попыталась исправить это упущение. В 50-е годы она работала акушеркой в Доклендсе, припортовом районе Лондона. Многоквартирные дома с одним туалетом на этаже, до отказа набитые беднотой, двадцать пятая по счёту беременность у одной женщины, смерти от нераспознанной вовремя преэклампсии, дама на немаленьком сроке со всеми симптомами сифилиса, кварталы красных фонарей, куда заманивали 14-летних девочек, оставшихся без денег на улице, и делали их проститутками — вот это всё. (Короче, слабонервным не читать, мужчинам — с осторожностью.) А девушке-акушерке, которая со всем этим сталкивается, двадцать два или двадцать три года, она ринулась в медицину из идеалистических соображений и от несчастной любви, и морально совершенно не была готова к такому.

Книга — своего рода роман воспитания. О том, как через наивность, романтические бредни, брезгливость и начатки медицинских знаний прорастает призвание. О добре, о том, как быть людьми, быть с людьми. Вот героиня регулярно встречает на улице городскую сумасшедшую, оборванную неопрятную старуху, бомжиху, которая каждый раз подходит к дому роженицы и пристаёт к акушерке: «Как там ребёночек-то, а?» А потом выясняется, что пару десятков лет назад у этой женщины умер муж, своего жилья не было, на руках шестеро детей, подённая работа приносила гроши. Когда она продала свои волосы и зубы, а младший малыш всё равно умер от голода, она пошла с детьми в работный дом. Фактически в добровольное рабство, где семьи разлучали и где людям из года в год приходилось заниматься монотонным изнурительным трудом ради крыши над головой и куска хлеба. Она решилась на это, чтобы спасти детей. А те за следующие пять лет все умерли, один за другим. И вот теперь эта женщина, лишившись рассудка, ходит по городу и спрашивает о чужих детях, если малыш в порядке — радуется и возносит хвалы господу. Ну и как теперь, повернётся у вас язык послать эту бомжиху?

Очень сильное, духоподъёмное чтение. И про счастье. Которое начинается только в тот момент, когда ты перестаёшь копаться в себе, открываешь дверь и видишь, что там, снаружи тебя, люди, и им нужна помощь.
Tags: книги, мемуары и биографии, послекнижие, спазмы рефлексии, фрик-шоу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments