смотритель маяка (melicenta77) wrote,
смотритель маяка
melicenta77

Ханья Янагихара "Маленькая жизнь"

Ханья Янагихара «Маленькая жизнь».

Как-то приехали к нам в редакцию ходоки — самотёчные авторы, муж и жена, с целым рюкзаком рукописей. Вот, говорят, например, это у нас детективный боевик. А вот в отдельной распечатке его вторая часть, только она почему-то получилась в виде любовного романа.)

Собственно, «Маленькая жизнь» на протяжении своих 700 страниц большого формата тоже мутирует. То, что начиналось как роман о взрослении и дружбе четверых студентов (этакие «Три мушкетёра» пополам с «Тремя товарищами»), вылилось в итоге в повествование о боли, детских травмах и преодолении в жизни одного из них, Джуда. Остальные трое друзей постепенно в той или иной мере отходят на задний план.

Роман в целом реалистический, хотя есть в нём много такого, во что мне верить как-то не хочется. Например, в изображённом автором мире примерно у 50% двадцатилетних проблемы с гендерной самоидентификацией, которые, как правило, разрешаются в «нетрадиционную» сторону (мужчин-натуралов в тексте вообще по пальцам сосчитать). Не хочется верить и в существование в современном мире монастырей (!) и интернатов, где можно бить и насиловать ребёнка всем взрослым коллективом в полном составе. Вообще извращенцев, маньяков, педофилов и абьюзеров в книге прямо-таки зашкаливающее количество. Я вроде не ханжа и не святая, но многое из описанного в голове уложить трудно. Иной раз кажется, что это кто-то из наших духовных скрепщиков из телика пролез в текст и дописал несколько сцен, чтобы потом можно было кричать с трибуны, как всё там на Западе успешно растлевается и загнивает)).

О главном герое постараюсь коротко и аккуратно. Конечно, его жизнь, его переживания — это такие глубокие психологические травмы, такая серьёзная клиника, что подходить к ним с обычными мерками («соберись, тряпка, прекрати страдать фигнёй») нельзя. Однако смотреть на то, как человек десятилетиями мучается сам и не лечится, и стократно мучает любящих его близких — это очень, простите за обилие повторов, мучительно… Впрочем, это его маленькая жизнь, а не моя. Своей (при всём сходстве характеров) я стараюсь распорядиться по-другому. Про суицид и аутоагрессию рассуждать не буду, я не врач, а обывательских разглагольствований на эту тему кругом и так хватает, я не вправе добавлять.

Так, что-то дёгтя налила, но будет и мёд. Я такой перекошенный читатель и зритель, что в любом произведении ищу, где же там про любовь и доброту. Здесь про это много. Вокруг главного героя немало людей-бриллиантов, добрых, заботящихся, бескорыстно дарящих тепло. Наверное, в этом главный талант Джуда — притягивать таких. Это и врач Энди, много лет помогающий ему и ставший ему отличным надёжным другом. Это преподаватель права Гарольд, когда-то переживший трагедию и потерявший пятилетнего сына, который усыновляет своего бывшего студента, почти тридцатилетнего, чтобы подарить ему настоящую семью, которой у того никогда не было. И, конечно, это Виллем, лучший друг Джуда, благородный рыцарь без страха и упрёка, само добро в чистом виде. В жизни иногда попадаются такие люди, в литературе, кстати, их меньше. Должно быть, писателям интереснее и проще работать с персонажами неоднозначными. А абсолютно прекрасного во всех поступках человека описать сложно, так, чтоб без сиропности. Кстати, часто о таких идеальных мужчинах пишут женщины)). Таков Аттикус Финч у Харпер Ли, таков Виллем у Янагихары.

Как и в любом масштабном полотне, в книге много побочных линий, затронуто много любопытных тем. Например, говорится о том, почему канализационные люки круглые. Как профессиональное обучение может повредить художнику-самородку. В чём сходство математики и юриспруденции. И т. д. и т. п.

Итого: роман довольно странен с точки зрения логики развития сюжета и сильно растянут. Морально очень тяжёлое чтение. Но написано и переведено хорошо. Вещь, безусловно, интересна для всех, кто следит за литературным процессом. С большой осторожностью стала бы кому-то её рекомендовать, особенно людям с суицидальными настроениями и склонностью к аутоагрессии. Там это всё так ярко и подробно описано, у кого-то что-то всколыхнётся, потом сложно будет утоптать обратно.
Tags: книги, послекнижие, спазмы рефлексии, фрик-шоу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments