смотритель маяка (melicenta77) wrote,
смотритель маяка
melicenta77

Мемуары и биографии — очередной отчёт о прочитанных книгах

Продолжаю своё неторопливое повествование о прочитанных книгах мемуарно-биографического характера — для собратьев, тоже интересующихся этим жанром.

Георгий Данелия «Тостуемый пьёт до дна» — ну, Данелию как раз, наверное, все поклонники жанра уже читали. А если нет, то стоит почитать обязательно. Всего у автора три книги: «Безбилетный пассажир» (воспоминания об, условно говоря, первой трети жизни и творчества), «Тостуемый пьёт до дна» (золотая середина), «Кот ушёл, а улыбка осталась» (зрелые годы и фильмы, снятые автором, начиная с 90-х годов). Рекомендую все три, «Кот» из них самый минорный (но минор из серии «печаль моя светла), что и неудивительно, рассуждения о старости и близости смерти. «Тостуемый» — самая яркая и насыщенная, что тоже понятно — она о самом плодотворном, звёздном периоде творчества, о съёмках фильмов «Мимино», «Афоня», «Осенний марафон», «Кин-дза-дза».
Данелия пишет очень смешно, очень. И как-то сразу тепло и уютно делается от его книг. Жаль, что только три книги. Да, и вот ещё что: неоднократно сталкивалась в разнообразных интервью современников с мнением, что Данелия, дескать, не очень хороший человек. И Соколову, мол, бросил, такой-сякой, и некоего коллегу-режиссёра подставил. Ну, не знаю. Что-то тут не так. Мне всегда казалось, что я неплохо по тексту чувствую личность автора. И, простите за наив и пафос, никак не верится мне, что автор «Тостуемого» в жизни подлец и обманщик. Текст-то очень добрый, мудрый и честный.

Александр Ширвиндт «Проходные дворы биографии» — хорошо, но мало! Собственно воспоминания (самое интересное) занимают от силы пару авторских листов. Потом идёт этакий письменный мемуарный диалог с женой (тоже, в принципе, интересно). И почти полкниги занимает переписка с женой за разные годы. Бывают, конечно, люди, блистающие в эпистолярном жанре, у которых каждое письмо — литературный памятник, портрет эпохи и т.п., но тут явно не тот случай. Вот, скажем, письма А. Ш. невесте с отдыха: сколько раз поел, сколько искупался. Мало того что не всех интересуют такие подробности, так ещё и всё это слишком частное, домашне-семейное, даже читать неловко, как будто подглядываешь в замочную скважину. И есть ощущение, что переписку добавили в книгу исключительно для объёма. Такое же ощущение вызывает и иллюстративный материал: многочисленные театральные программки, внутренние документы (приказы, распоряжения) из жизни театра, билеты. Всё это было бы хорошо и украсило бы издание (а издание бохатое, на плотной мелованной бумаге, в 4 краски), будь этих программок и распоряжений в меру. Но их многовато, при этом нет ни одной фотографии автора и упоминаемых им коллег и соратников, что странно.
Да, а сам-то текст, те самые несчастные два авторских листа — он прекрасен. Но ради него покупать книгу не стоит, почему — см. далее.

Александр Ширвиндт «Склероз, рассеянный по жизни» — о чудо! В этой книге есть всё самое интересное из предыдущей (те самые, собственно, воспоминания, их тут, кстати, даже больше) + раздел персональных воспоминаний о друзьях и коллегах и нет никакого «наполнителя». Я из солидарности с товарищами по цеху обычно стараюсь не ворчать, что вот, мол, издатели-прохиндеи, переиздают одно и то же под разными названиями, напихав всякого разбавителя (причины-то понятны: скажем, автор, как А. Ш., человек сильно пожилой и занятой, много не напишет, даже если издатель будет стоять над ним с плёткой и мешком денег, а читатели жаждут). Но тут, сравнив эту книгу и «Проходные дворы», побухтеть очень хочется. В общем, вердикт такой: желающие ознакомиться с мемуарами Ширвиндта, покупайте сразу «Склероз», а «Проходные дворы» можно не покупать. А ознакомиться с мемуарами, опять же, однозначно стоит; о времени, о себе, о коллегах автор пишет очень здорово: остроумно, просто умно, уважительно (даже когда едко — всё равно уважительно и с достоинством), с литературной точки зрения отлично. Возвращаясь к теме образа автора, который выстраиваешь для себя, читая книгу… Образ А. Ш. вызывает симпатию и уважение (кажется, слишком высока концентрация слова «уважение» на единицу текста, ну да ладно, не самое плохое слово)). Такой умный, взрослый, очень взрослый, ироничный дядька, который помнит много хорошего, помнит и плохое, но не зацикливается на этом, выработав за прожитые годы философское отношение к жизни (по принципу: либо помираешь молодым от инфаркта, либо вырабатываешь философское отношение). Приятно побеседовать с таким человеком. Вот книгу прочитал — и как будто побеседовал.)
Tags: книги, мемуары и биографии, послекнижие, спазмы рефлексии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments