смотритель маяка (melicenta77) wrote,
смотритель маяка
melicenta77

Мемуар

Ближе к старости принято браться за воспоминания, описывать самые памятные случаи, встречи с великими и т. п. Однако пока дождёшься старости, может и склероз наступить, поэтому вспомню-ка я один случай прямо сейчас.

Дело было в середине двухтысячных, я работала в одном московском издательстве. И вот однажды к нам в контору явилась Звезда. Звезда была манерным юношей лет тридцати, если я сейчас назову его имя, оно, наверное, вам ничего не скажет (хотя кто его знает, может, он опять засветился в каком-нибудь громком проекте, а я не в курсе), а тогда он стал известен не очень широкому кругу, сыграв неглавную роль в русской версии одного франкоязычного мюзикла. Роль хоть и неглавная, зато с ощущением собственной значимости у юноши всё было более чем в порядке, он видел себя Звездой с большой буквы, нет, даже не так, ЗВЕЗДОЙ со всех больших букв. И пришёл в издательство в сопровождении друга-импресарио и блёклой дамы неопределённого возраста, чтобы предложить к публикации свою книгу. Сперва, правда, было не совсем понятно, каким местом эта книга — его, ведь написала её как раз таки дама. Но, как потом выяснилось со слов Звезды, эманации его души волшебным образом проникли в сердце дамы — так и написалось (чего только с этими творческими людьми не бывает!).

Книга являла собой сборник нудных и назидательных аллегорическо-философских сказок. Это целое особое направление в литературе, я подобные опусы не раз встречала среди самотёка. Аллегоричность таких сказок обычно заключается в том, что всех персонажей там зовут как-нибудь вроде Лилии, Лютика или Фиалки. А философскость — в том, что они там все непрерывно причиняют друг другу Добро, Любовь и Справедливость, а потом один какой-то Гладиолус обычно оскоромится, украдёт у друга конфетку и сожрёт её. И остальные цветочки пятьдесят страниц изводят бедолагу нотациями. В общем, ужасно уныло, сразу хочется всех героев во главе с автором расстрелять из автомата Калашникова.

Пока сотрудники издательства беседовали с авторессой, Звезда заскучала по вниманию публики. Настал момент для центрального монолога. «Знаете, такое пронзительное одиночество (звёздный мальчик закатил глазоньки и театрально помавал руками)! И совершенно не с кем его разделить. Никто, ни одна живая душа на свете меня не понимает. Один, совершенно один… Кстати, мон шер (это он обращается к другу-импресарио), сделай-ка мне горяченького чайку, а то мне завтра петь, а тут холодно, боюсь простудиться. Да, я так одинок, вечерами даже поговорить не с кем. Завести, что ли, кота. Нет, кошек я не люблю, куплю лучше собаку. Она всегда будет со мной, единственный друг, который никогда не предаст. Будет смотреть на меня умильными карими глазами… (Пауза.) И каждый день эти спектакли, шумиха, пресса, назойливая публика. Кто бы знал, как я от всего этого устал! О, придумал! Вот прямо сейчас брошу всё, отменю все встречи и поеду в лес! Или в поле! Упаду в траву, а над головой — бескрайнее небо…» И Звезда, раскинув руки, возлегла на уложенные штабелями книжные пачки (там были издательство и склад в одном флаконе). Штабеля угрожающе пошатнулись. Потом Звезда ещё полчаса потусовалась в издательстве и наконец удалилась, явно недовольная произведённым эффектом, точнее его отсутствием, прихватив с собой мон-шера и Фиалку предпенсионного возраста.

Да, а книжку ту мы так и не издали. Потому что мы тоже были за Добро и Справедливость. И за Сострадание к читателям.
Tags: в издательство пишут, и готовились к войне с инопланетянами, работа, фантики, фрик-шоу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →