смотритель маяка (melicenta77) wrote,
смотритель маяка
melicenta77

Лариса Бау "Нас там нет"

118.66 КБНедавно вышла ещё одна очень важная, очень любимая мною книга. Автор —zuzlishka . Если вы читали журнал Ларисы, то знаете, как здорово и ни на кого не похоже она пишет. Мне сперва показалось, что автору лет тридцать, никак не больше — так живо, легко, нескучно, без взрослого сверхувнизного взгляда она пишет. Но потом замечаешь просвечивающую в текстах мудрость и иронию, которой у юных не бывает. И всё равно в свежести восприятия жизни Лариса — всё та же девчонка из послевоенного Ташкента. Именно воспоминания о ташкентском детстве и сложились в эту книгу.

Лариса Бау «Нас там нет»
Аннотация:
Три подружки, Берта, Лилька и Лариска, живут в послевоенном Ташкенте. Носятся по двору, хулиганят, надоедают соседям, получают нагоняи от бабушек и родителей, а если и ходят окультуриваться в театр или еще какую филармонию, — то обязательно из-под палки. В общем, растут, как трава, среди бронзовых лениных и сталиных. Постигают первые житейские мудрости и познают мир. Тот единственный мир, который их окружает. Они подозревают, что где-то там, далеко, есть и другой мир, непременно лучше, непременно блистающий. Но они пока и в своем управляются неплохо.
Иллюстрации Елены Станиковой
Дизайн обложки Юлии Межовой


Эта книга о детстве, но не детская. Она для тех взрослых, кто любит вспоминать своё детство, кто с тех самых ранних лет сохранил в своей душе тепло (каким бы трудным их детство ни было). И для тех, кто хочет знать, каким было детство их родителей. Это книга про нашу жизнь во всей её абсурдности. Это гомерически смешно и очень грустно.
И да, это тоже определённо духоподъёмное и душеспасительное чтение. И я счастлива быть редактором такой книги.

И приведу под конец один любимый отрывок из книги:


«Оперы бабушке с дедушкой показалось мало, и меня повели на балет.
Туда же. Там, оказывается, вместе все, и балет, и опера. Mеня занимало: и балет, и туалет. Но публичное стихосложение, как обычно, не одобрили.
Тоже наряжались, но дедушка не пошел, этого он бы уже не стерпел, чтобы три часа молчали. Он сам петь любил и других слушать. Дома у нас пластинок с этой оперой навалом было, ну он и остался дома, послушать надрывающихся.
Была зима, поэтому мы взяли с собой и мои нарядные парусиновые туфельки, и бабушкины "довоенные" черные бархатные.
Таких, которые со своими туфлями пришли, немного было, но считалось, что от этого, от туфлей, посетители особо культурные, а это всегда вызывает одобрение, особенно в театрах.
Я беспокоилась отдавать пальтишки и обувки в гардероб. Бабушка ходила с подругой в ”филурмонию” (это мне еще предстояло в будущем), так там у одной тетки из гардероба украли лисий мех! От этого старушки так возбудились, что про музыку уже не рассказывали, а все больше про милицанеров. И возмущались, в каком обществе они живут, даже в филурмонию нельзя с лисами пойти! Мне было приятно, что, может быть, лиса убежала на волю...
Бабушкиных знакомых в зале было много, некоторые веерами обмахивались, это зимой-то! Наверно, как с туфлями, свою культурность показать.
В общем, сначала опять пялились на занавес под музыку и кашляли, а потом началось!
Мне больше понравилось, чем в опере, хотя содержание, как бабушка сказала, было печальней. Какой-то дяденька любил тетеньку, потом она ему надоела, и от этого умерла, потом он пришел назад и с ней мертвой танцевал.
Ну сами подумайте, кто ж умирает в жизни, когда надоел? Так все бы давно умерли, потому как все друг другу иногда надоедают.
Вон, Танин папа бросил Танину маму, она ему его штаны и носки выкинула с балкона, он подобрал и ушел. И никто не умер. Покричали, и все".

Tags: книги, послекнижие, работа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments