смотритель маяка (melicenta77) wrote,
смотритель маяка
melicenta77

"А обложка-то твоя — говно!", или О доброжелателях

Я тут ещё чуть-чуть побухчу, ладно? Вот уже много лет мне не даёт покоя вопрос: каким органом думают «друзья», приходящие к автору поругать обложку его книги. Я говорю не о конструктивной критике. Я говорю о вынесении приговора. Нет, я не очень психически расстроенный человек и понимаю, что обложка может не нравиться. При достаточно широкой выборке она даже обязана кому-то не нравиться. Не бывает обложек, которые нравились бы всем. Более того, и книг-то таких не бывает. Но я, опять же, не про тех, кому не нравится. А про тех, кто приходит и припечатывает: «Говно!»

Ну, допустим, ситуация: автор и сам не в бешеном восторге от обложки. Но художник сделал несколько вариантов, и понятно, что ничего лучше он уже не родит, а книгу пора сдавать в печать. Да и с точки зрения будущих продаж варианты вроде неплохие. И вот, редакция и автор коллегиально выбирают наименее неприятный вариант. И тут кто-то сообщает автору: «Да ну, дрянь-обложка». Подразумевается, что автор в ответ запрыгает до потолка от радости?

Или наоборот: автору всё искренне нравится. Но и тут приходит неутомимый доброхот и авторитетно заявляет «Дерьмо полное (а ты просто дурачок и ничего не понимаешь)!» 

Причём ведь как заявляет: не «Мне не понравилось», не «Мне кажется, что обложка неудачная» или в какой-то иной форме, намекающей на субъективность высказанного. А безапелляционно: «Отвратительно!», «Говно!», «Руки повыдергать такому художнику!» (это всё реальные отзывы, если кто нежный вдруг думает, что я преувеличиваю).

О том, что эти высказывания могут прочитать те, кто над обложкой трудился, никто вообще не думает. Ну ладно, ведущий редактор, инструктировавший художника, — предположим, он закалился в боях, отвечая за всё, обладает нордическим характером и стальными нервами. Но художники-то — люди ничуть не менее ранимые, чем писатели. А тут пожалуйста — «говно», получите и распишитесь. Причём доброжелатели такие находятся с завидной регулярностью. Если число френдов автора близится к тысяче или переваливает за неё — хоть один такой со своим вердиктом да явится. А то и не один.

Так о чём думает доброжелатель? Может быть, что несчастный бесправный автор сидит в сыром подвале, прикованный наручниками к холодной, подтекающей батарее, по нему бегают крысы, а садюги-издатели (естественно, начисто лишённые вкуса и совести) хлещут его плетьми, кормят психотропными веществами и гипнотизируют, заставляя идти против своих интересов. Вот он уже и гонорар свой вместе с пенсией бабушки отдал, и готов подписать генеральную доверенность на квартиру и продать собственных детей в рабство, и тут приходит благодетель, спаситель человечества, благородный как д’Артаньян и весь в белом, и произносит: «А обложку-то тебе какую ужасную сделали! Просто говно, а не обложка!» И тут пелена зомбирования и оковы спадают с бедного автора, добро торжествует, сатрапы и негодяи посрамлены. Занавес.
Видимо, в каком-то таком свете и видится это всё доброжелателю. Ведь не можем же мы предположить, что всё, чего он на самом деле хотел, это огорчить автора, м?

И, напоследок, байка почти в тему: поехал мужик на рыбалку, рассадил себе нечаянно руку ножом. Товарищи его кое-как в походных условиях заштопали. Приезжает он в город, в травмпункт. Врач глядит на эту вышивку гладью и говорит:
— А… А что это у вас?
— Да вот, порезался, друзья зашили.
— А вы уверены, что эти люди — ваши друзья?

Ушла на базу запасаться наручниками и плётками…:)
Tags: книги, работа, спазмы рефлексии, фрик-шоу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 88 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →